В сердце хрустали (памяти Д. Хворостовского)

В сердце хрустали

В тишине слышу, словно сон,
Бархатный нежный баритон,
На си-ди или в памяти
Глаз твоих тёплых отблески.

И вставал восхищённый зал
В тот момент, когда ты сиял,
Словно светоч в ночи сиял,
Жил на сцене и умирал.

Этот миг был длиной в века,
В море грёз слов лилась река.
С журавлями над бездною
В высь летел поднебесную…
И пел в последний раз свою песню…

Вопреки, всем врачам назло
Ликовал, как тебе свезло…
Без остатка себя дарил,
И спешил, всё успеть спешил…

Обеднел этот мир большой,
Опустел, когда ты ушёл,
Отпустил тебя к журавлям,
К облаков седым кораблям.

Голос твой зазвенит вдали,
Встрепенёт в сердце хрустали.
Ноябрём отзовётся боль,
В час, когда ты обрёл покой…

И спел в последний раз свою песню…

2020г.

СМАйлик

СМАйлик

Присвячуєтья Єві Короленко та багатьом діткам з подібним діагнозом СМА

Смайлик для нас — просто вираз емоцій,
Посмішка, жарти, веселощі, сміх.
Звикли ми клеїти всюди емодзі,
Так проявляти нам радість не гріх.

Тільки є СМАйлики, що не до сміху, —
Дітки маленькі у скруті й біді.
Їх ДНК в результаті огріху
Ставить на кін сотні юних життів.

Тато і мама зробили родину,
Повну турботи, тепла і добра,
Мріяли мати оселю, дитину,
Що побіжить в перший клас дітвора.

Але як грім серед ясного неба
Раптом почули: «У вас СМА»
Що це і звідки? Боятися треба!
Вирок жахливий, і шансів нема!

Так було довго — страждання, страждання,
Бачити з болем: малеча згаса.
Зараз на Небі почули благання,
Ліки існують, що як чудеса.

Варто лиш раз той Zolgensma* вколоти,
Стане маленький наш СМАйлик здоров,
Встане на ніжки, відчувши щедроти
Свого дитинства, і справжню любов.

Ліки як мрія, такі ж недосяжні.
Диво не купиш на розі за пенс.
Сили кохання батьків неосяжні,
Гори ламають, як є в цьому сенс.

Наша країна прекрасна й завзята,
Повна найкращіх у світі людей,
Зможемо разом гуртом ми узяти
Та дарувати життя привілей.

Адже усі ми по суті — родина.
Ми — українці не кинем своїх,
З миру по нитці — щаслива дитина
Смайликом стане, даруючи сміх.

Просто відмовтесь від скляночки кави,
Від однієї з кількох цигарок,
Дайте цей клаптик турботи ласкаво,
Бо для спасіння рішучий це крок.

Будьмо чуттєві до іншого болю,
Зміним обличчя малих янголят.
Хай буде мати лиш лагідну долю
Той, хто врятує від сліз немовлят.
2021

Супер-семейка

Супер-семейка

Уносится вдаль, облака прорежая
Ладонью крылатою, самолёт.
И маму свою мы опять провожаем
В далёкий и важный большой полёт.

Геройская бабушка, лучшая няня
и суперответственный старший брат:
Спецназу заданье — присмотр масянек,
Арише и Саввушке патронат.

А мама в лучистом свеченье софитов
С причёской и в платье зелёном в пол
Сияет со сцены в аншлагом набитом
Театре, фанатов чаруя полк.

Геройская бабушка, лучшая няня
и суперответственный брат Федян
На службе, по комнатам дружно гоняют:
Утешить красотку, унять ураган.

А мама для прессы даёт поясненья,
Концерты без счёта и без конца,
У мамы работа — стихия творения…
Нет времени смыть усталость с лица.

Но дома кипит уж работа иная.
Одеть, покормить, игрушки собрать,
Малышка на бабушке, средний на няне,
И всех развлекает, конечно, брат.

А мама спешит раздарить всем улыбки,
Раздать свои книги, стихи, любовь,
Но в мыслях своих всё летит без ошибки
На свой огонёк, под семейный кров.

И лучшая бабушка, с ней супер-няня,
А также Федян, помощник большой,
По вайберу пишут: «Ну где же ты, мама?
«Супер» быть круто, но лучше с тобой».

2020 г.

О Марине Цветаевой вспомните тихо…

О Марине Цветаевой вспомните тихо...

В каких краях приют самоубийцы?
К чему его приводит Божий суд,
Вписав в земных чертогах в олимпийцы,
Загнав, как зверя, в болотистый пруд.
Ведя по курсу славы с горстью лиха,
Испытывая каждый день на сгиб,
Вселяя неизбежность края тихо,
Под глыбой знаний поглотивши хрип?
Кто знает правду? Только лишь Марина,
Оставив жизнь с её пустым житьём,
Всё отписав: стихи, рассказы, сына,
Вошла в петлю, сомненья на потом
Оставив в нас и в быте беспросветном,
Где судомойкой нанималась стать,
Чтоб скудный грош на новый день достать.
— А надо ли? — себя спросила резко,
Растратив соль в прожилках суеты.
— А стоит ли? — так ёмко и так веско…
И зачеркнула жизнь из пустоты.
2020

Ах, Ахматова Анна Андреевна

Ах, Ахматова Анна Андреевна

Ах, Ахматова Анна Андреевна,
Сколько чёрного в книге судьбы
Вам отписано было, отмерено,
Но несломленным колосом Вы
Всё качались под вихрями пошлости,
Сил безнравственных буйных ветров,
Неподвластны жестокости, подлости,
От физических вольны оков.

Как печально и как неприкаянно
Билась в сумерках птица-тоска.
В дни восстаний, скитаний, отчаянья
Поднималась всё реже рука…
Взмахом перьев летели чернильные
Мысли проклятых дней и ночей,
Раз за разом молясь, что двужильные,
И не вздёрнут за дерзость речей.
Укрывала ангорою плечики,
Дрожь неистову б чем-то унять,
Но из мозга спинного картечные
Сотрясали Вам выстрелы стать.
И душою своей сверхчувствительной
Силясь эту жестокость принять
Всё хваталась за шёпот спасительный,
Что настанет ещё благодать.
Заболела простудою Родина,
Положив столько жизней в оброк:
Красна, белая и черносотенна —
В жерновах мелет страшный урок.
И золой рассыпается под ноги
Всё, святое Вам сызмальства лет:
Мир, культура, иконы, угодники…
Каждый третий расстрелян поэт…
Выжигали калёными розгами
Из оставшихся жажду творить…
Выживали, сломавшись угрозами
Зелень отпрысков юных сгубить.
Зажимались в лачуге под свечкою,
Завернувшись в пуховый платок,
В ранах крыльев обрубленных, плечики,
Ожидали в свой дом воронок.

Ах, Ахматова Анна Андреевна,
Счёта нет у песчинок в часах,
Что с тех пор убежали в безвременье,
Но сломался рычаг на весах,
И повисли две жерди безвольные
Неискупленных жертв и обид.
Бескультурье простите нам полное,
А грехи всем нам Небо простит.
2020

И невозможное возможно

И невозможное возможно

— И невозможное возможно, —
Сказав себе семь раз подряд,
Шифровку формул безнадёжных
Сводила в доказательств ряд.

— И невозможное возможно, —
Зарифмовав седьмой сонет,
Вдруг математик непреложно
Стал ощущать, что он — поэт.

— И нереальное реально, —
Осуществимы все мечты:
Имея навык музыкальный
Напишешь шлягеры, хиты.

— И нереальное реально, —
Идеей творчества живя,
Клуб основала виртуальный
Для одесситов и себя.

— И невозможное возможно:
Объединить из разных сфер
Людей искусства очень сложно,
Подай свой собственный пример.

— И нереальное реально,
И сочетается в одном
Всё то, что хочется, буквально,
И Зоя всем пример о том.

И невозможное возможно:
Мечтать, творить, любить, учить, —
Проектов новых много можно
С желаньем враз осуществить.

— И нереальное реально.
Не жди, сомненья теребя.
Мы все талантливы тотально, —
Поверить надо лишь в себя.
2020

Тапочки, кресло и клетчатый плед

Тапочки, кресло и клетчатый плед

Тапочки, кресло и клетчатый плед,
Угли в камине лежат безучастные,
В коже морщины оставили след,
Годы за ними сбежали прекрасные.
Стук в притолоку разбудит от сна,
Шагом затянутым ноги зашаркали.
В двери нагрянула гостья одна,
Холодно днями с ней солнечно-жаркими.
Взяв по-хозяйски штурвал корабля,
Всё обратила в усталость дремотную,
Скоро весь цикл начнётся с нуля,
Старость пришла, доставай подноготную.
Вспомни о том, сколько зим, сколько лет
Смыло песчинками времени быстрыми,
Сколько любви, сколько радостей, бед
Минуло вместе с признаниями чистыми.
Каждому возрасту радость своя:
В этом мудреешь, наученный опытом,
Многих украл этот круг бытия,
С ними в дремоте общаешься шёпотом.
Жить, не сдаваясь на волю судьбе:
Так нам от предков заветами велено.
Что ж, одиночество, слава тебе!
В доме нетопленом стены не белены.
Выгорит лампочка, тень украдёт
Всё, что осталось ещё не доделано,
Только лишь память по-свойски идёт
Жизнь на фрагменты и пазлы разделывать.
С нею не скучно, она не даёт
Думам расплыться в тумане отчаянья,
И параплан снаряжает на взлёт,
Маленький мальчик, проснувшись нечаянно.
Выскочил искрой из глаз старика,
Лучиком света в ресницах опущенных,
Дрогнув в запястье, сухая рука
Снова вспорхнула ракетой запущенной.
Ноги по кочкам пуститься спешат
Тем босоногим с коленкой разбитою,
Палкой в пруду погонять лягушат,
И не попасться соседу с ракитою.
Грусти слеза о потёртый вельвет
Вытрется, в памяти дни только ясные.
Тапочки, кресло и клетчатый плед,
Годы и лица все рядом прекрасные.

2020г.

Угли одесских пожаров

Угли одесских пожаров

Памяти погибших в одесских пожарах в Доме профсоюзов в 2014 г., в детском лагере «Виктория» в 2017г., в гостинице «Токио-Стар» и в экономическом колледже в 2019 г.

Каждый день начиная заново,
Мы живём в суетливом улее,
В голове строим замки с планами,
Не поняв, что бежим под пулями.

Наплевав на предосторожности,
На «авось» уповать привыкли мы.
Но у ангелов нет возможности
Всем подставить плечо от гибели.

И стихия, устав от кротости,
Вырывается буйным пламенем,
Озаряя плоды бесхозности
Ярко-красным пекучим знаменем.

Заточая в своих объятиях
Молодые ростки невинные,
Вырастали Тартара исчадия,
Анфилады круша старинные.

Задыхаясь от чада угарного,
Всё надеялась на спасение.
И увидев в окне пожарного,
Сиганула без промедления.

Только ангелы не услышали,
Не забили тревожно крыльями…
Заклубилась лишь пыль над крышами,
Над глазами зевак бессильными…

С раскалённого подоконника
Не вспорхнула, как в сказке, горлицей…
Ей б в инсте собирать поклонников,
А не маминых слёз бессонницу…

Зажигаем мы свечи памяти,
Только память у нас не длинная.
Вновь не сделаем выводы на пути,
Подтверждая слова былинные.

Больно в темя клюёт огневой петух,
И крестись — не крестись, — напраслина.
Так давайте приложим умение рук,
Оградим детей от опасности.

Пусть нам память пожаров не даст уснуть,
Пусть алеет нам углями вечными…
Кто-то завтра внезапно прервёт свой путь,
Если будем такими беспечными…

2019г.

Поэт от стоп до кончиков волос

Поэт от стоп до кончиков волос

По тонким струнам трепетной души,
Пройдись балетным шёлковым пуантом,
Поверхностных признаний не взыщи,
И порази всех глубиной таланта!

Пари над миром, словно альбатрос,
Гори звездой у нас на небосклоне.
Поэт от стоп до кончиков волос —
Прочувствуй тяжесть бытия в короне.

Ты инородна — словно Млечный путь,
Что нам дарован свыше силой вечной.
И ты народна, Инна, нашей будь
Прекрасной песней правды, бесконечной.

Поэт — есть рупор страждущей души,
Настолько тонкой, что мгновенно рвётся.
Свой дар предать забвенью не спеши
Любовью публики стократ к тебе вернётся.

Живи как солнце — быт провозгласив
Пустой забавой, не достойной взгляда.
Дари свой дар, все беды пережив,
Отринув зависть и пустые взгляды.

Не может быть кумир простым холстом
Без красок и оттенков — невозможно!
Его призванье — людям петь о том,
Что жизнь прекрасна, если осторожно…

Что есть свой смысл во всех земных делах,
Что есть свой кадр у каждого мгновенья.
Нельзя сокрыть свой путь на небесах,
И каждый шаг восстанет из забвенья!
2019

 

Где-то в уровне трансцендентальном

Где-то в уровне трансцендентальном

Было время – парила, летала,
От души вдохновенно писала,
Не могла не творить, не умела,
Гимн Вселенной безудержно пела.

Созидала мир, не подражая,
С малых лет этим всех поражая.
И казалось, что Богу угодна,
Раз ткала рифмой строчек полотна,

Что искра в ней горит не напрасно,
Видит истин глубины так ясно.
Столько слов из-под пальцев летело,
Словно всё рассказать не успела,

С каждым выдохом выход искала,
Но, похоже, свой крест понимала:
Разнести свои искры по венам,
По театрам, по залам, по сценам,

Стать легендой, небесною птицей,
Что на небо должна возвратиться…
И одним лишь разрывом аорты
Бог отнял у людей и у чёрта…

От черты, преступая забвенье,
Вознеслось над творимым творенье…
Поразилось: как мелки людишки,
Хоть и мнят, что великие шишки.
Как же это сказать всем хотелось,
Как дышалось, любилось, как пелось…
Но судьба не дала насладиться,
В белый саван велев нарядиться…

Всё ж душа, снявши тела оковы,
Возвращается снова и снова,
Ведь те искры, что горстью кидались,
В наших душах зажглись и остались…

Где-то в уровне трансцендентальном…
С нами снова общается Аня…
Возводила свой взор она к Богу,
Глас его понимая немного.

Стала к Богу теперь она ближе…
Сердце бьётся всё глуше, всё тише…
Только воля Его и забвенье
Всё ж не властны над стихотвореньем…
Нет, не властны над Анны твореньем!
2019

Политикам

Политикам

Памяти погибших в Хиросиме и Нагасаки, Япония, в 1945, в Чернобыле, УССР, в 1986, в Нью-Йорке, США, в 2001 и многих других жертв политических игр во всём мире

Опомнитесь, люди! Что деете вы?
Куда вы вращаете мир?
Коварство и злоба, безумство войны,
И власть — ваш извечный кумир.

Жонглируя странами, шутите вы
Судьбою своих не рождённых детей.
И тактикой силы назвали бы вы
Швырнуть пару бомб в непокорных людей.

А мог ли поверить японский малыш,
Что мамы не станет так вдруг?
Родной Нагасаки в руинах лежит…
Погиб даже маленький друг…

Заря смертоносная гибель несёт
Надеждам на жизнь поколений людей.
И воздух отравленный дыбом встаёт
От криков невинных детей.

Лучом озаряет святой красоты,
Но лжёт его ласковый свет:
«Чернобыль» — ужасно сегодня звучит
«Полынь»*, породившая тысячи бед.

Что думал пожарник, летя с высоты,
Цепляясь в стеклянную клеть?
«Без папы останутся трое детей!
А, может, смогу уцелеть?!»

И в двадцать минут разрешилась судьба
Двух тысяч обычных людей.
Отчаянья, страха слезами полны
Глазёнки нью-йоркских детей.

Но властному гению мало побед
И мало бесцельных смертей, —
Не будет считать человеческих бед
Его ненасытный злодей.

А как же хотелось бы, чтобы хоть раз,
Хотя бы на божеский день
Почувствовал он боль погибших отцов
И осиротевших детей.

2001 г.

Примечания:
— * На украинский язык слово «полынь» переводится как «чорнобиль»

— Данное стихотворение вошло в альманах «Наследие» к 400-летию Дома Романовых, книга вторая, за 2012 год, издательство ООО «Литературный клуб», Москва, РФ, 2012 г.

 

Чернобыльская пустошь

Чернобыльская пустошь

Посвящается последствиям катастрофы 26 апреля 1986г. в Чернобыле, УССР (сейчас Украина)

В черной комнате — белые окна,
Горький призрак погибшей мечты.
Перебитые вдребезги стекла
Смотрят в мертвую даль с высоты.

В доме брошенном тягостный сумрак,
А снаружи — туман пустоты,
Грязный слепок заводов и фабрик
И зловонные лужи воды.

Пусто в доме и пусто вне дома,
Пусто в сердце… И нет пустоты:
Где-то рядом, так близко, знакомо
Крикнет девочка: «Мам, где же ты?»…

Но ничто тишину не нарушит —
Лишь скрипучие петли дверей.
Нет детей… Воздух в горле так сушит…
Нету улиц и нету людей…

1999 г., дораб. 2008

Примечания:
— Данное стихотворение вошло в альманах «Дух земли», издатель ФОП Стасюк Л.С., Хмельницкий, Украина, 2015 г.