Котофея или "Сиреневый кот"

Сидя на подоконнике, Алиса наблюдала за ночным городом. Недавно прошёл небольшой дождь и капли так сказочно скатывались по оконному стеклу. В них отражались жёлтые, зелёные, красные, синие огоньки, мерцали, переливались, дрожали тысячами цветных стёклышек, как в калейдоскопе. Такой прекрасный хаос из танцующих огоньков здесь, наверху, и одновременно плачевный, убогий хаос внизу, под подоконником: кругом разбросаны измятые листы бумаги, порванные и целые, с рисунками, просто исчерченные каракулями, чистые, исписанные рифмованными строчками, обёртки от конфет, вещи, скомканные в углу, на полу, на кровати огромными бесформенными кучами, сама неубранная кровать, стул вверх ножками, карандаши, кисточки, ручки, ластик, истёртый наполовину, очистки от него, кот, большой пушистый фиолетовый кот – игрушка, подаренная папой на прошлый день рождения. Алиса пробегала глазами по этому беспорядку, цепляясь взглядом за каждый предмет в отдельности. В голове проносились мысли, что мама её убьёт, конечно, но не насовсем и не смертельно, ну поругает, наорёт, но это будет завтра, а сегодня она уже пошла спать, и как можно быть такой бесчувственной, просто сказать, что папа не смог приехать, у него свои дела, ну и ладно, и так она никому не нужна в свой день рождения, даже подруженьки – великие кумушки, узнав, что у неё ангина, мигом растворились, как будто их и не было, а папа – он ведь не мог, действительно не мог даже позвонить, чтобы поздравить её, наверное где-нибудь в далёкой командировке сейчас, где связи нет, или из роуминга дорого звонить. Она гнала от себя мысли о том, что у папы сейчас новая женщина, новая семья, маленький ребёнок, что никуда он не уезжал, а жил в соседнем квартале и теоретически мог бы себе позволить хоть раз за этот год увидеться с дочкой, даже без присутствия мамы, которой вечно не до неё. У неё, видите ли, работа, она постоянно занята, а когда приходит, греет ужин и сразу ложится спать. Вот и всё. Классный день рождения. Всё просто супер.
Девочка подула на поверхность стекла и нарисовала в капельках пара улыбающуюся кошачью морду:
— Мой Черширчик, — она растянула губы в жалкое подобие улыбки. — Ну, давай хоть с тобой отпразднуем.
Тут она увидела, как засветился экран планшета. Кто-то предлагал ей дружбу в соцсети.
— Ух-ты, друг нашёлся. Ничего себе! Оказывается, я не безнадёжна.
Она мигом спрыгнула с подоконника, подобрала с пола стул, разгребла завалы на столе и уселась читать статус новоявленного друга. Это оказался мальчик практически её возраста, Павел Котов, учился в той же школе, но на класс старше. Вглядываясь в фото на экране, она думала, как странно, что раньше никогда не обращала на него внимания. Симпатичный парень, чёлочка такая, на Джастина Биббера немного похож. Вот это везёт. Тут пришёл его пост: «С днюхой тебя!» и беленький голубоглазый котёнок с бантиком. «Милаха. Ну какой же он милаха, этот Паша. Как угадал, что я котиков люблю. Ах, да, у меня же вся лента новостей ими забита. И ник Котофея. И на аватарке мордочка котика в фиолетовых тонах (напоминание о папином подарке)». Тут в чате пришло сообщение: «Коты – это нечто. Но круче всех – Сиреневый Кот. Это для тех, кто в теме. Тебе ведь тоже хреново? Сидишь вот одна, в свой день рождения. И у меня та же история».
«Ну да, точно. Оказывается, и у Паши сегодня день рождения», — Алиса поспешила поздравить его в ответ.
Так они и познакомились. Общались до самого рассвета. Потом встретились в школе. Девочка поняла, почему раньше она его не узнавала. Всё дело в том, что мальчик ходил в очках и сутулился, будто бы старался быть максимально незаметным. Они стали возвращаться после уроков домой вместе. Потому что выяснилось, что окна его квартиры практически напротив её. Паша оказался очень интересным собеседником, такой начитанный, но очень уж застенчивый. И как это он первый предложил ей дружбу, она не могла понять. Было заметно, что в школе он не пользовался авторитетом среди одноклассников, но они не трогали его, обходили стороной. Как-то мальчик похвастал, что раньше эти идиоты пытались щемить его, но сейчас он уже год как ходит в качалку и на бокс, и они отстали. Боятся, наверное, после того, как он уложил самого высокого одним ударом в челюсть. И вот, когда доверительные отношения окончательно наладились, и дело, казалось бы, должно было зайти в сторону романтики и любви, Пашка повёл себя несколько иначе. Он стал с упоением рассказывать про какую-то группу под названием Сиреневый Кот. Что там состоят такие же ребята, как он и Алиса, что ей обязательно нужно попробовать туда вступить, что там выполняются определённые задания, типа квеста, за которые платят кучей просмотров и даже можно заработать неплохие деньги, если выполнять чётко то, что от тебя потребуется. Стало очень заманчиво и интересно. И девочка решила попробовать. Немного напрягло, конечно, что нужно указывать банковские данные маминой карточки, но это для дела, подумала она, ведь мы же собираемся делать деньги, а несовершеннолетним иметь банковский счёт не положено. И ещё ей очень хотелось произвести впечатление на Пашку. Ведь он ей, по правде сказать, очень уж нравился. Так они стали выполнять задания группы Сиреневый Кот вместе. Сначала всё было весело и непринуждённо. Нужно было проехать в автобусе и не заплатить. Потом прокатиться на трамвае сзади, на колбасе, и не упасть. Потом нарисовать сиреневого кота на здании горсовета. Всё это надо было снимать на камеру смартфона и выкладывать в интернет. За каждое выполненное задание на счёт поступали какие-то небольшие деньги. Мама не жаловалась дочке на постоянное пополнение своего бюджета, потому что думала, что это у папы проснулась совесть, и он наконец-то стал перечислять дочке какие-то, пусть и мизерные, но алименты. Так продолжалось несколько месяцев. С каждым разом задания всё усложнялись. Однажды пришло смс с условием, которое повергло Алису в шок. Ведь она очень боялась боли. А тут такое: вырезать на руке кота лезвием! Ничего себе заданьице. Она сразу не ответила подтверждением. Но на следующий день стали поступать угрозы, что, если она не выполнит его, с маминого счёта будут списаны все деньги. Она обратилась к Пашке. Но тот спокойно показал ей руку с уже вырезанным котом.
— Вот видишь, это не страшно. Немножко крови и всё, — как всегда печально-восторженным голосом произнёс парень. Но она всё никак не могла решиться на такое. Даже случилась небольшая истерика. Тогда Паша предложил инсценировать ей эти порезы. Они взяли краски, лезвие, чтобы было правдоподобнее, и после нескольких часов кропотливой работы у них вышли фото прямо-таки настоящих порезов.
— Здорово! Тебе бы гримёром в кино работать, — восхитилась девочка.
В итоге фото подошли и модератор счёл их достоверными. Вздохнув с облегчением и получив очередную, на этот раз довольно внушительную сумму денег на счёт, ребята отправились гулять по вечернему парку.
Но, как оказалось, расслабляться было рано. Придя домой, Алиса обнаружила глубоко рассерженную маму с телефоном в руках. Дело в том, что женщина, увидев большую сумму денег на счету, решила позвонить папе и спросить, когда это он успел так здорово разбогатеть, что разбрасывается такими деньжищами. Но папа сказал, что он понятия не имеет, что это за деньги, извинялся, что ничего не перечислял, объяснял свои финансовые проблемы в связи с маленьким ребёнком, пока мама не устала и не положила трубку. Встретив гневный взор своей кормилицы, девочка не решилась врать, пришлось рассказать всё начистоту. И, конечно же, мама не успокоилась от её объяснений. Напротив, она пришла в ярость. Такой девочка её ещё никогда не видела. Закрывшись в своей комнате, она ждала, пока уляжется эта буря. А тем временем ей в личку пришло новое задание. И какое! Сделать селфи на крыше 25-этажной новостройки, на краю металлической балки, торчащей из торца здания. Это обещалось быть самое последнее задание, за которое гонорар превышал все предыдущие в 10 раз. Но! В случае невыполнения модератор недвусмысленно намекал на то, что ему известны все данные о её семье, и, если она не хочет, чтобы её маму сбила машина по дороге на работу, она обязана выполнить задание. И ещё об этом никто не должен знать, иначе также будут последствия.
На лбу выступил холодный пот. Во что она ввязалась?! Она в слезах выскочила из комнаты и побежала к Пашке. Но того дома не было. Он сидел на лавочке перед подъездом и курил. Алиса так стремглав мчалась домой к другу, что совершенно его не заметила. Да она и не ожидала, что это ссутуленное тёмное пятно с сигаретой в зубах может оказаться её Пашкой. Ведь раньше он никогда не курил. И ещё ратовал за здоровый образ жизни. Она сначала остановилась в замешательстве. Потом присела тихонечко рядом.
— Что, тебе тоже прислали? – осторожно спросила она.
— Ага, — буркнул парень. – Прыгнуть, представляешь? Сказали, что я к этому уже практически совершенно готов.
— Ты что, прыгнуть! С ума сошёл?! А мне только сфоткаться.
— И где, интересно? С котиками в приюте? – иронично поддёрнул её Паша.
— Нет, на балке на 25-этажке на окраине посёлка.
— Ну, в принципе, почти никакой разницы. Очень маловероятно, что ты, при твоей хлипкой наружности, вообще туда заберёшься, а тем более, удержишься. Так что давай лапу, друг по несчастью, — он протянул свою ладонь. Она была не горячей, как обычно, а ледяной, такой далёкой, холодной. Будто и не общались они все эти полгода, будто не было всех этих романтических свиданий и шуток, и рассказов о звёздах, походов в кино, и ничего больше. И не будет никогда. Ведь они сейчас решаются на самый важный и отважный шаг в своей жизни. После которого уже не будет ничего. Одна пустота.
— Ну вот, ты просто не думай ни о чём. Ладно? Просто давай сделаем, и всё. Пошли, — Пашка решительно и крепко схватил Алису за руку. И они пошли быстрым чеканным шагом, как два солдата на войну, навсегда мысленно попрощавшись со своими близкими и этой жизнью, которая их окружала. А собственно, и была ли она, эта жизнь, что в ней было хорошего? Что они теряют? Ничего особенного. Так каждый из них мысленно пытался оправдать свой поступок по дороге к этой злосчастной 25-этажке.
Стоя на самом краю крыши, Пашка остановился, глянул в низ и отшатнулся. Присел. Закружилась голова. Затем решительно встал, и направился снова к краю.
— Ну что, где там твоя камера? Доставай. У тебя есть шанс сделать классное видео на фоне летящего вниз меня.
— Вот. Сейчас, — дрожащими руками Алиса пыталась включить режим камеры на своём смартфоне. – Пашенька, а может, не надо, а? Ну, давай что-нибудь придумаем, как в прошлый раз. Ну подумай. Ты ведь умный. Давай их обманем как-нибудь. Ведь получилось же раньше. Может и сейчас выйдет?
— Дура! Это же не шрамчик на руке. Акварелью такое не нарисуешь. И тебя ведь тоже предупредили, что, если не сделаешь, убьют твоих родных. А это уже совсем не шутки.
— Ну тогда давай прыгнем вместе. Я тоже не хочу так жить! Я с тобой. И мы вместе! Давай, раз, два, три, — схватив парня за руку девочка разбежалась и решительно сиганула вниз, не успев ни о чём подумать.
В следующее мгновение она почувствовала, что она никуда не летит, а её ноги бессильно болтаются на высоте 200 метров от земли, не имея возможности за что-либо уцепиться.
— Стой, безбашенная! — только и успел выдохнуть мальчик в этот момент и схватив её крепко-накрепко за предплечье, что было силы стал тянуть назад на крышу. Но от страха и нервозности его всего изнутри колотило. Он будто бы очнулся от холодного, бесчувственного сна, и лавина эмоций градом обрушилась на его голову. Руки дрожали, тело стало ватным и не слушалось. Он очень боялся. Но не за себя, а за это маленькое, доброе, милое создание, которое вот-вот могло сорваться в туманную бездонную пропасть. И всё сейчас зависело именно от него. Он собрался с духом. Сосредоточился. Представил, что находится в качалке, и ему надо выжать большой груз одними руками. Отталкиваясь от парапета ногами, он весь напрягся, как струна, и потянул девочку наверх, обхватив её руки своими. Постепенно ему удалось кое-как затащить её туловище выше уровня крыши, а там уже она смогла сама дотянуться ногами и выбраться наверх. В этот момент на крышу вбежали какие-то люди. Но дети не замечали их, не понимали, что происходит. Они только сидели и смотрели друг другу в глаза обалдело, пытливо и влюблённо. Как будто в первый раз познакомились. Нет, как будто именно сейчас у них началась новая жизнь.
Что же произошло дальше? Откуда взялись эти люди? Мама прочла сообщение, потому что дочка забыла закрыть свой ящик в сети. Она пришла в ужас от всего прочитанного и тут же бросилась с планшетом в полицию. Там ей посоветовали снять со счёта все деньги и перевести на другой, и конечно же все помчались в указанное место в надежде, что ещё не будет слишком поздно. Хакеров, участвовавших в опытах над психикой детей, вычислили по данным с Ай-Пи адресов, а также с помощью Пашки, который всё-таки придумал, как инсценировать своё падение, не сделав его на самом деле, чтобы выйти на основного организатора этой и подобных групп. В этом ему помогли профессиональные каскадёры, которых посоветовали в полиции. Также каскадёры пригласили его участвовать в съёмках кино, по началу в подмастерьях, помогать декоратору, осветителю, и это стало новым увлечением мальчика. Ну и Алиса, несомненно, тоже. Теперь он по-новому увидел свою подругу и понял, что влюбился в неё по уши.
— Ты – моя Котофея, — шептал он ей на ушко, нежно обняв, сидя на крыше того самого дома, который теперь уже не был таким страшным, каким казался раньше. Все плохие воспоминания были уже позади. На руках у Алисы мирным бархатистым моторчиком жужжал маленький белый котёнок с голубыми глазками и с бантиком. Точь-в-точь как тот, фотографию которого Пашка прислал ей в первый день знакомства. Это пушистое усатое чудо он подарил ей на следующий день, после того, как всё это произошло. Девочка теперь везде его носила с собой в сумке, как талисман их любви и счастья. Машинально гладя рукой мягкое урчащее тельце, она глядела на это розово-голубое вечернее небо, на перистые облака, окрашенные в пастельные охристые, лососевые, бирюзовые, лиловые и сиреневые цвета, на этот город у их ног, на суетящиеся внизу огоньки проезжающих быстро машин, на птиц, беззаботно парящих в небе, на всю эту красоту, и на близкого ей человека, которого так нелепо могла потерять, и всего этого бы не было. Потому что не было бы ЕЁ, самого дорогого, что есть у неё, ЖИЗНИ.
— Слушай, а не покрасить ли нам его в сиреневый? – пошутил Пашка, потрепав кота за холку.
— Ну уж нет. Хватит. Наигрались. Кота – не дам, — замахнулась шутливо кулачком девушка.
— Да ладно тебе, расслабься. Я люблю тебя, — проворковал парень уже более кротко, теребя её золотые кудри, которые так красиво сейчас переливались в лучах заката.
— И я. Очень-очень!
Их губы слились в бесконечно-прекрасном, незабываемом, сладком поцелуе.

2017 г.

Примечание:

Рассказ вошёл в альманах по результатам литературного конкурса «Одессы Творческой» и стал лауреатом в разделе «Проза», Издательство «Писатель в Интернет-пространстве», 2018 г. Киев,